ИСТОРИЯ ГОРОДА

Иорданская площадь

Сегодня одна из старейших площадей города является только транспортной развязкой, с трудом пропускающей многотысячные потоки машин. Ее первое название давно забыто горожанами, как, собственно, и второе, и третье.

22 марта 1790 г. светлейший князь Г.А. Потемкин утвердил новый план города Екатеринослава, созданный архитектором Иваном Старовым. Именно этим планом впервые было предложено создание площади у пристаней на берегу Днепра и даже указано ее название — Рыбная. Обширная, квадратная в плане площадь, с приходским храмом в восточной части, с севера выходила на Днепр и широкую прибрежную полосу, на которой и предполагалось устроить пристани.

Решение, в целом, было неплохое, но уже в следующем проекте города, утвержденном Екатериной II 23 февраля 1792 г., его пришлось серьезно изменить. От создания площади и городских кварталов между Днепром и ул. Плеханова полностью отказались. Причиной изменения плана было не мнение архитектора и даже не мнение его высокопоставленных заказчиков. Коррективы внес сам Днепр, который во время весеннего половодья 1789 г. наглядно продемонстрировал свои возможности и вынудил отодвинуть застройку за линию «прибылой воды». При этом часть берега между Московской улицей и перекрестком Литейной и Набережной все же получила название Лесной площади.

Рискованность строительства в этом районе не остановила предприимчивых горожан. В 1793 г. на берегу Днепра уже стоит шесть торговых бань, а к 1797 г. здесь появляются и некоторые «мелочные постройки». В конце 1797 г. Городская дума наметила мероприятия, необходимые «для выду города и выгоды пребывающем в нем и приезжающим». Первые три пункта этих предложений касались реорганизации именно Лесной площади.Дума предложила перевести наплавной мост через Днепр от суконной фабрики и «оной установить так, чтобы оной был посредине сказанной площади». Слева от моста должна была разместиться пристань для лесных плотов, сплавляемых по Днепру, и щепные балаганы. По правуюсторону от моста предполагалось поставить кузницы, торговые лавки, бани, свечные и мыльные заводы и «на самом конце всех тех строений вниз» скотобойни.

Перенос моста затянулся, но в основном развитие площади шло по плану, предложенному Городской думой. На начало 1800-х гг. здесь действовали лесные пристани и торговые бани. Не вписывалось в план, предложенный Думой, только здание Благородного театра, стоявшее на перекрестке Московской и Плеханова. Просуществовал театр недолго, и в истории города он оставил след только потому, что был первым театром Екатеринослава. К 1816 г. на площади, раскинувшейся вдоль берега Днепра от Московской до Ломаной улиц, действовали лесные склады, щепной ряд из трех корпусов, мясной ряд из двух корпусов, кузницы и торговые бани. Успели здесь построить и несколько частных домов. Из всех этих зданий и сооружений сведения остались только о строительстве мясных рядов, стоявших на месте современного цирка. Проект деревянных рядов, на 7 лавок каждый, был выполнен в 1812 г. губернским архитектором Н. П. Насеткиным, а построены они были в 1816 г.

Планом города Екатеринослава, утвержденным Александром I 19 апреля 1817 г., границы площади уже четко определялись в пределах улиц Московской, Плеханова и Коцюбинского. Но в течение следующих десятилетий здесь без планов и без особых проблем строились частные дома, щепные балаганы, новые лавки, землянки, навесы. А купец И. И. Ловягин в начале 1840-х гг. даже замостил камнем часть улицы перед своим домом и основал на этой площадке небольшой мясной базарчик. Три раза в год — 6 января, в день преполовения пятидесятницы и 1 августа — все это скопление разнообразных зданий разительно преображалось. Торговля прекращалась, площадь приводилась в порядок и даже украшалась. В эти дни здесь собирался весь Екатеринослав, чтобы присутствовать на крестном ходе от Успенского собора и освящении воды в Днепре. Именно благодаря этим торжествам улица, по которой проходили крестные ходы, и площадь получили официальное название — Иорданские.

В 1852 г., когда было принято окончательное решение о переводе наплавного моста в центральную часть города, МВД прислало в Екатеринослав новый план, по которому под Мостовую площадь отводилось по 100 саженей по обе стороны шоссе. Эту территорию должны были освободить от строений и использовать для отстоя возов, ожидающих своей очереди на переправу. Местные купцы переругались друг с другом, решая, чьи именно лавки необходимо снести. Не смогли этого определить и местные власти, смущенные как противоречивостью купеческих показаний, так и розданными взятками.

В результате, когда в 1857 г. мост, наконец, установили на новом месте, шоссе от него до Харьковской улицы прошло по одному из проездов между щепными балаганами. Единственными пострадавшими при этом были мелкие торговцы Ловягинского мясного базарчика, который разогнали, чтобы не мешал проезду. Пострадали и проезжие, т.к. ожидать своей очереди им приходилось на узкой полосе у самого Днепра. Это было неудобно из-за того, что почти одновременно с мостом у площади создали и первую в городе пароходную пристань. Именно здесь был конечный пункт маршрутов пароходов, которые ходили по Днепру от Киева. Постоянно на пристани находился только один буксир, который обслуживал мост (выполняя установку, разводку для пропуска плотов, ремонт) и паромную переправу. Осенью и весной переправа через Днепр надолго закрывалась, а зимой осуществлялась по льду.

За годы работы наплавного моста и пароходной пристани базар на Иорданской площади стал вторым по размерам и обороту базаром города. Развитию коммерции не мешали ни периодические весенние паводки, ни пожары (наиболее крупные произошли в 1874 г., когда лесные пристани и базар выгорели полностью, и в 1885 г., когда полностью сгорел один из прилегающих к площади кварталов). Но со строительством двухъярусного моста через Днепр наплавной был закрыт. Вслед за этим МВД приняло решение о строительстве новых пароходных пристаней в районе станции. Иорданская площадь оказалась на периферии городской жизни.

Уже в конце 1880-х гг. закрывается базар. Однако Иорданская площадь все еще продолжает оставаться одним из центров лесной торговли. Здесь работает несколько мелких лесопилок, щепные балаганы, действует биржа ломовых извозчиков. На берегу напротив площади размещались городские купальни, посещение которых стоило 10 коп. с человека. Это были сооружения с изолированными мужским и женским отделениями, отдельными кабинками-раздевалками, которые окружали общий бассейн, а у некоторых кабинок был и индивидуальный спуск к Днепру. В Екатеринославе купальни, как правило, устраивались на понтонах и на зиму вытаскивались на берег. Местом купания была и обширная песчаная коса, которую связывала с площадью лодочная переправа. В 1897 г. здесь появился даже трамвай, соединивший площадь с вокзалом и центром города.

В начале XX века Иорданскую площадь неоднократно пытались привести в порядок, но без заметного результата. Городской думой был разрешен вывоз на берег строительного мусора, земли и щебня, которыми подсыпались наиболее низкие и топкие места. Проводились и работы по мощению. Причем мостилась не только площадь, но и берег Днепра. Вместе с тем город пытался узаконить отношения с арендаторами земельных участков на Иорданской и берегу Днепра, многие из которых десятилетиями не платили арендную плату и пытались через суд доказать свое право на владение землей «за давностью лет». Все эти судебные иски завершились полной победой городских юристов, которые, как выяснилось, хорошо помнили и о том, какие размеры имела Рыбная площадь на планах города XVIII века, и о том, что берег Днепра застраивать нельзя.

В 1909 г городские власти начали разработку проекта городской железной дороги, проходящей по берегу Днепра, которая связала бы Иорданскую площадь со станцией «Екатеринослав». В 1912 г., в связи с планами шлюзования порогов Днепра, этот проект получил дальнейшее развитие. На берегу реки, между двумя железнодорожными мостами, было предложено построить речной порт, обслуживать который должна была соединительная ветка между Екатерининской и Мерефо-Херсонской железными дорогами. Предполагалось, что это строительство кардинально изменит характер прибрежной промзоны.

Советская власть поначалу практически ничего не изменила на площади. Предприятия стали государственными, а потом превратились в кооперативные и ведомственные. Коммунальные купальни работали здесь еще и в 1920-х гг., но затем надобность в них отпала. Коса прослужила дольше и исчезла только после пуска Днепрогэса. Но проекты использования побережья изменились кардинально.

Предложение построить капитальный мост через Днепр на месте бывшего наплавного озвучивалось уже во второй половине 1920-х гг. Этот вопрос детально обсуждался горкоммунхозом в 1931 г., а результаты этого обсуждения были отражены в Генеральном плане Днепропетровска 1933 г. Генпланом было предусмотрено строительство Городского, или третьего, моста через Днепр, который должен был соединить Новомосковское шоссе с улицей Коцюбинского. По мосту предполагалось провести трамвайную линию, а у въездов на него были намечены «архитектурно оформленные площади». Причем мост проектировался не только для городских нужд. Именно через него должна была пройти автострада Москва — Крым. Для ее прямого выхода к Проспекту и далее на Красную улицу и Запорожское шоссе было впервые предложено снести городской квартал между Железной (Миронова) и Харьковской улицами. Правда, детальной проработки это предложение не получило, и на планах разных лет Предмостовая площадь и проезд к Проспекту существенно отличаются размерами и конфигурацией.

Во второй половине 1920-х гг. была отработана и концепция Набережной. По первому варианту она должна была протянуться от парка Шевченко до городского речного порта в районе улицы Ленина, а по второму, принятому после уменьшения объемов строительства порта, достигнуть современной улицы предполагалось истратить 10 млн. руб., но реальные возможности города ока оказались намного более скромными. До 1941 г. успели построить около 1 км подпорной стенки Набережной от улицы Ю. Словацкого до улицы Миронова, т. е. до границы планировавшейся Предмостовой площади. Со стороны Днепра ее даже успели облицевать гранитом, и она представляла собой «красивое сооружение с двумя фундаментальными лестницами, спускающимися к самой воде». Строительством руководил инженер-гидротехник Соколов, который во время немецкой оккупации занял должность бургомистра Днепропетровска. Возможно, именно по этой причине строительство Набережной было продолжено и при оккупационной власти. Летом 1942 г. были начаты работы по возведению земляной дамбы между улицами Коцюбинского и Литейной, разборка поврежденных зданий в зоне всей Набережной, подсыпка грунта. Работы, которыми руководил инженер городской управы Онищенко, планировалось окончить в 1943 г., и, похоже, их прервали в начальной стадии.

В 1944 г., вскоре после освобождения города, армейские саперы построили от ул. Коцюбинского до Новомосковского шоссе деревянный мост через Днепр. В 1949 г. через этот мост даже пустили троллейбусный маршрут в АНД район. Но уже в 1950 г. из-за общего неудовлетворительного состояния его превратили в пешеходный, а город вновь начал добиваться строительства капитального моста.

В 1949 г. дошли руки и до завершения Набережной. До этого здесь по старой памяти продолжали сваливать строительный мусор, а лесозавод даже использовал одну из гранитных лестниц для подъема бревен из Днепра. Буквально за один год ситуация кардинально изменилась. Вместо свалки вдоль берега был создан сквер с выходами в город. А в 1950 г. возле моста у Железной улицы была вновь открыта пристань для переправы катерами на острова и левый берег. Правда, предприятия пока никуда не делись, их просто несколько потеснили, отобрав часть территории и снеся отдельные корпуса. А в начале 1950-х гг., наконец, начинается и создание Предмостовой площади, проект которой был предложен планом реконструкции центра города.

В новом варианте границы площади определялись улицами Железной, Плеханова, Коцюбинского. Круговая транспортная развязка на съезде с моста была запроектирована в районе перекрестка улиц Плеханова и Харьковской. Предполагалось создать и прямой выход на Проспект, но теперь он имел не столько транспортное, сколько идеологическое значение, т.к. доходил только до Центральной площади.

Строительство площади было начато с комплекса зданий по западной границе. В 1954 г. было построено здание института «Днепрошахт» (Миронова, 15). Рядом с ним было начато строительство первой очереди жилого дома завода им. К. Либкнехта (Миронова, 17). Перед зданиями началась расчистка территории под планируемый сквер. Дальнейшая судьба ансамбля была определена начавшейся борьбой «с архитектурными излишествами» и присущим нашему городу сугубым рационализмом. При дальнейшем строительстве заводского жилого дома (Набережная, 27) была значительно упрощена отделка главных фасадов, а от угловой башни со шпилем на углу Набережной, предусмотренной первоначальным проектом, вообще отказались. На территории самой площади вместо планируемого сквера построили школу (Плеханова, 2) и здание института «Гражданпроект» (Набережная, 29).

В 1961 г. после пожара, полностью уничтожившего деревянный мост, наконец, было принято решение о строительстве нового капитального моста через Днепр. Новый мост значительно отличался от проектов 1930-1950-х гг. и размерами, и организацией движения. Его правобережный выход был решен как двухуровневая разязка с главным съездом на Коцюбинского и дополнительными на Плеханова и Набережную. В 1966 г., уже при окончании строительства моста, была полностью убрана трамвайная линия, проходившая по улицам Ширшова и Коцюбинского. Мост, получивший ныне прочно забытое имя «50-тилетия Октябрьской революции», был торжественно открыт для движения 5 ноября 1966 г.

Одновременно со строительством моста велись работы и по созданию новой Набережной. Начатая в 1964 г., она создавалась подпольно, под видом коллектора, т.к. на ее строительство не было ни разрешения, ни специального государственного финансирования. Инициатором строительства Набережной был управляющий трестом «ДПС» Б. Я. Мильман, а ее проектированием руководили архитектор В. А. Зуев и инженер А. И. Левин. Первая очередь Набережной имела длину около 20 км и была уже не столько зоной отдыха, сколько одной из важнейших транспортных магистралей города.

Новая эпоха радикально изменила концепцию развития площади. Послевоенные предложения по созданию классического симметричного ансамбля были забыты. Теперь для Предмостовой предлагалась живописная планировка с размещением нескольких крупных общественных зданий, отмечающих парадный въезд в центр. От предыдущего проекта была взята только идея прокладки улицы к Центральной площади, правда, теперь она должна была стать пешеходным бульваром. Проект этот реализовывался достаточно тяжело и долго.

1960-е оставили на площади гостиницу «Днепропетровск», «Дом проектных организаций» и поликлинику на Баумана. В 1970-х были построены цирк и цирковая гостиница, ставшие одной из визитных карточек города. Проход через квартал к ул. Миронова создали только в начале 1980-х гг. В перспективе вокруг него собирались построить два многоэтажных дома, а в реальности долго не знали, что с ним делать. В начале 1990-х гг. на площадь накатила волна торговых киосков, отступившая только в начале XXI века.

То бурное строительство, которое развернулось вокруг площади в последние годы, также считается продолжением реализации предшествующей градостроительной концепции на новом этапе развития города. Но так ли это на самом деле, можно будет сказать только лет через двадцать.

Валентин Старостин,
руководитель информационного центра МГО "Інститут Україніки".

История города:

Заводська лікарня,
1894
» Темы о городе:
- Архитектура
- Символика города и области
- Город по кусочкам
- Заметки о городе
- История города
- История улиц и зданий
- Исторические карты
- История городского транспорта
- Знаменитые люди города
- Исторический календарь

copyright © gorod.dp.ua, ЧАО Сегодня Мультимедиа, ТРК Украина
Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только с разрешения владельца.

О проекте :: Реклама на сайте