Gorod.dp.ua » О городе » История города Сб, 20 апреля 2019  10:06
ИСТОРИЯ ГОРОДА  
»
Поиск в разделе: 
Укр   |  English

Покровская площадь

Наблюдая за постоянным круговоротом людей и машин на площади Островского, трудно представить, что площадь эта возникла сравнительно недавно и более чем случайно.

В 1793-1794 гг. в Екатеринославе строился комплекс для размещения Екатеринославсих суконной (основана в 1786 г. в м. Дубровна) и шелкоткацкой (переводилась из м. Купавны) фабрик. Именно с организации фабрик и началась история будущей площади, территория которой составила 214 десятин 150 саженей, выделенных под них из городских земель.

Кварталы фабрик, в которых находилось более восьмидесяти деревянных зданий, были разбиты по обе стороны «широкой Кременчугской дороги», позже ставшей частью Екатерининского проспекта. Слева от дороги разместили «жилые дома для мастеровых» (территория совр. Озерки), а справа — собственно производственный комплекс с суконными, шелковыми и чулочными мастерскими. Обширный пустырь между мастерскими и Днепром и стал «предтечей» будущей площади. В 1798 г. на этом пустыре была выстроена деревянная Покровская церковь, а несколько позже у берега Днепра возведено несколько корпусов для лаборатории, шерстомойни и красильни фабрик.

В 1805 г. территорию фабрики (уже только суконной, так как шелкоткацкая была закрыта как убыточная) немного урезали.

По новому плану Екатеринослава земля, расположенная между современными улицами Горького и Пастера, отводилась под создание новых городских кварталов. Неизвестно, как этот вопрос решался с дирекцией фабрики и государством (фабрика с 1804 г. числилась военным поселением), но по следующему плану города от ее территории отрезался еще более значительный участок земли. По разработанному Вильямом Гесте плану предполагалось не только уменьшение площади фабричных земель, но и существенная пере­планировка самого комплекса. Планируемые изменения, с одной стороны, были вызваны проектами строительства совершенно нового комплекса, состоящего из каменных производственных зданий. С другой стороны, Гесте необходимо было учитывать очень специфическую екатеринославскую проблему — размещение переправы через Днепр. Дело в том, что, хотя проектами XVIII века размещение наплавного моста предполагалось в центральной части города, место оказалось не слишком удобным. Некоторое время мост «блуждал» вдоль берега реки, пока не было установлено, что наиболее удобное, не требующее дополнительного строительства, место для его наведения находится в районе фабрики. Именно это и оказалось главным при разработке планировки данного района.

План Гесте, утвержденный Александром I 19 апреля 1817 г., надолго стал основным градостроительным документом города. В принципе, его положения имели силу государственного закона и должны были неукоснительно выполняться и городскими и губернскими властями. Однако суровость закона традиционно компенсировалась необязательностью его исполнения, и развитие района пошло в направлении, несколько отличном от предложений генерального плана. В его рамки совершенно не желала вписываться фабрика. В 1820 г. это был гигантский комплекс, который растянулся вдоль Днепра на 2,5 версты и включал в себя 27 мастерских, 56 жилых казарм и бытовых построек, 66 домов инвалидной роты, больницу, церковь. Хотя все здания были деревянными или землебитными (исключение составлял только каменный корпус для пресса и красильни), реорганизация промзоны такого масштаба была далеко не легким делом. Строительство крупных каменных корпусов началось только в середине 1820-х гг., но проводилось исходя, прежде всего, из нужд производства. К началу 1830-х гг. фабрика имела двухэтажный ткацкий корпус, два трехэтажных прядильных корпуса, два «магазина» (склада), административное здание с пожарной каланчей и ряд более мелких каменных строений, а в целом, количество зданий комплекса составило 197. Но если производственные сооружения и казенное жилье еще хоть как-то вписывались в план города, то построенные к западу от основного комплекса фабричные слободки Старофабричная и Павловская были чистейшей импровизацией.

Кроме фабрики, серьезные изменения в реализации плана Гесте вызвал и наплавной мост. Точнее не столько мост, сколько связанные с ним возможности. Скопления людей у единственного на сотни километров моста, который, к тому же, время от времени разводился для пропуска судов или разрывался бурями, не могли не привлекать торговцев самым разнообразным товаром. Как следствие, у моста очень быстро появились разного рода будки, лавки, землянки и мазанки, общей чертой которых была полная самовольность строительства. Привлекал мост и специалистов другого рода. В 1880-х гг. госпожа Молчалина вспоминала: «Вечером близ Фабрик ни проходу, ни проезду не было: грабеж был полный... отрезывали воротники шинелей и шуб у мужчин, скакавших чуть ли не в карьер мимо Фабрик».

С закрытием в 1835 г. Екатеринославской суконной фабрики район быстро пришел в упадок. К разграблению зданий и оборудования с радостью приложили руку как местные чиновники, так и просто любители этого дела. «Еще с моста я видел кое-что меня удивлявшее после деревни... Всматриваясь во все стороны ближе и дальше, я увидел много громадных, в несколько этажей, построек с высочайшими трубами — многие из них были уже без крыш, окон и дверей. Это были казенные, сначала чулочные, а потом суконные, фабрики; здесь же была небольшая деревянная церковь, окруженная громадными тополями и осинами...» — таким увидел район Фабрик Порфирий Яненко, впервые приехавший в Екатеринослав в 1841 г. Об упадке района свидетельствовало и то, что в это время дорога на мост из города проходила через Петербургскую улицу (современная Ленинградская), на которой и стояли шинки, лавки, винные погреба, а на почтовый тракт (будущий Проспект) практически никто не выезжал. С 1857 г., после переноса наплавного моста в центральную часть города, быстро падает и коммерческая активность района. Район превращается в обиталище бедноты и рабочего люда, жизнь которого поддерживается лесопилками, мельницами и маслобойками, разбросанными по берегу Днепра.

Все попытки властей как-то использовать корпуса бывшей фабрики закончились практически ничем. Слишком велики они были и слишком много средств требовали на ремонт и дальнейшее поддержание в нормальном состоянии. Из всех корпусов в середине XIX в. был частично отремонтирован только ткацкий корпус, в котором разместился Провиантский магазин Военного ведомства.

По мере исчезновения продаваемых для сноса производственных корпусов бывшая фабрика превращалась в пустырь, который в 1860-х гг. разросся до гигантских размеров, заняв территорию между современными автовокзалом, улицами Павловской, Краснозаводской, Пастера, Курчатова и проспектом Карла Маркса. Однако, на удивление, именно в это время его впервые стали именовать площадью, хотя и не совсем официально. В документах 1860-1870-х гг. уже встречаются названия: «Фабричная площадь», «площадь Фабричной церкви», «площадь Покровской церкви». В 1870 г. здесь на средства торговца лесом купца Новикова даже построили каменную Покровскую церковь, которая была перенесена значительно восточнее и ближе к городским кварталам, чем старая. Церковь возвели на пересечении осей Вокзальной (уже существовавшей в это время) и Привокзальной (бывшей тогда еще только проездом между фабричными корпусами) улиц. Вполне вероятно, что у властей существовали определенные планы по застройке «площади» и созданию здесь нового городского района, которые и были учтены при строительстве новой Покровской церкви. Но эти планы остались только планами...

С 1875 г., когда было принято решение о строительстве через город железной дороги, планы города относительно площади изменились т.к. именно она оказалась наиболее удобным местом для размещения станционного комплекса. 17 марта 1879 г. Городская Дума, поддерживая очередное ходатайство о начале строительства дороги, приняла решение: «дать для станции и рельсового пути городскую землю сколько потребуется». В 1881 г., с началом строительства, железнодорожники, не особенно церемонясь, заняли 188 дес. 1468 саж. (около 226 га) городской земли, а по его окончанию потребовали на это все акт безвозмездного отчуждения. Город опротестовал эти претензии, указывая, что железная дорога требует во владение намного больше земли, чем необходимо для ее работы. При этом городские власти пытались доказать, что часть земли передавалась только временно, для размещения рабочих бараков и складов строительных материалов.

В декабре 1886 г. временное управление казенной железной дороги вернуло городу ряд земельных участков, в том числе участок в 302 саж. у Покровской церкви и сквер от Покровской церкви до Управления железной дороги площадью в 1 дес. 1188 саж. Именно в результате этого договора и определились границы городской Покровской площади, получившей размеры 112 на 57 саж. (238,5 х 121 м.). Это были всего лишь жалкие остатки площади 1870-х гг., но остатки, очень привлекательные во многих отношениях. Строительство вокзала, постоянного моста через Днепр, ликвидация наплавного моста на Харьковской улице, создание у нового моста казенной пароходной пристани сместили главный транспортный узел города в район вокзала и Покровской площади. Уже летом 1888 г. Городская Дума получила ходатайство купцов Аптекмана, Кофмана, Чигринского и других о строительстве хлебных амбаров у съезда с моста. В справке, подготовленной по данному вопросу Городской управой, указывалось, что по планам 1792 и 1817 гг. «пространство у моста площадью не является, поэтому, если от Покровской церкви с одной стороны и от Провиантского магазина с другой отступить на 20 саж, и с боков по 20 саж. от строений и сквера железной дороги для проездов, то на оставшемся участке можно разместить от 12 до 16 хлебных амбаров с арендной платой в 5 руб. в год за сажень». По итогам дебатов Дума отказала просителям. Гласные, сами, в основном, купцы, прекрасно видели опасность того, что в амбарах появятся торговцы и перекупщики, что нанесет серьезный ущерб их собственной торговле на центральном Троицком и новом Озерном базарах.

Новый торговый район города все-таки состоялся. На частных участках по Проспекту, Провиантской (современная Пастера), Широкой (современная Горького), Петербургской (современная Ленинградская), Вокзальной улицам стремительно появляются одноэтажные торговые ряды, как перестроенные из старых зданий, так и построенные заново. В 1890-е гг. эти торговые строения начинают вытесняться каменными корпусами с магазинами, конторами, гостиницами, квартирами. А с 1900-х гг. перестраиваться и расширяться начали уже и корпуса, построенные в конце XIX в. В 1896-1897 гг. через Покровскую площадь была проложена линия Бельгийского трамвая «Пристань — Соборная», а в 1906 г. было открыто движение городского трамвая на линии «Вокзал - Казанская». Не отстала в строительстве и железная дорога: в 1905-1907 гг. по проекту академика архитектуры А.Н. Бекетова на Покровской площади строится новый комплекс управления, главный корпус которого стал крупнейшим административным зданием города.

Темпы развития привокзального района были настолько высокими, что некоторое время существовало мнение о предстоящем упадке Нижне-Троицкого базара и смещении центрального торгово-делового района к Покровской площади. Однако этот прогноз не оправдался. Торговая площадь оказалась слишком близко к пролетарским районам, что делало ее не особенно комфортной для бизнеса. Во время революции 1905 г. Покровская оказалась не то чтобы совсем в центре событий, но... Здесь было проведено несколько манифестаций различных политических сил. И именно с нее после взрыва бомбы, брошенной в патриотическую манифестацию из недостроенного дома Иоффе и Солодухи, начался известнейший Екатеринославский еврейский погром. В ходе погрома был нанесен серьезный ущерб привокзальному торговому району, разгромлен Озерный базар, сожжено несколько зданий, но все это произошло только здесь. В центр погромщиков просто не пустили.

Несмотря на некоторые проблемы, это место продолжало оставаться весьма привлекательным. В начале 1910-х гг. на площади уже существовали домовладения, состоявшие из трех- и четырехэтажных зданий (Ароновских, Иванова, Иофе и Солодухи, Лифшица и др.), располагались десятки магазинов, складов и контор, несколько гостиниц («Петербург», «Пассаж», «Чикаго», «Славянская»), десятки ганделиков. При всем этом наборе символов активного частного предпринимательства площади начали придавать и серьезные общественные функции. В 1913 г. началась реконструкция выкупленного городом под просветительский центр корпуса Провиантского магазина. В этом бывшем фабричном корпусе, получившем название «Екатерининский дом», предполагалось разместить: городской кинотеатр, гимнастический зал для учащихся средних учебных заведений и два учебных музея. А за «Екатерининским домом», перед главным фасадом управления железной дороги, даже был разбит Покровский сквер. На удивление, открытыми для публики были и ведомственные сады железной дороги.

С началом Первой мировой войны трансформация площади была приостановлена. «Екатерининский дом» срочно переоборудовали в 4-й (сортировочный) госпиталь Екатеринославского отделения Союза городов. Осенью 1915 г. в Покровском сквере были построены карантинные бараки для беженцев из западных областей.

После революции район площади, получившей с начала 1930-х гг. имя Николая Островского, изменился на удивление мало. Здесь по-прежнему находился главный транспортный узел города, размещались многочисленные склады, магазины и мелкие предприятия. В 1925 г. через площадь и мост прошел третий из городских автобусных маршрутов, который связал город с АНД районом. В 1930-х гг. здесь прошли линии трамвая, связавшие центр с левым берегом. Существовали планы реконструкции площади и фактического ее объединения с Привокзальной. Свидетельством их серьезности является построенный в конце 1930-х гг. крупный жилой дом по ул. Привокзальной, 3, который зафиксировал ширину планируемого бульвара. Вместе с тем, общественная составляющая площади очень быстро исчезла. Здание «Екатерининского дома» в 1925-26 гг. перестроили в первый в стране электрический хлеб-завод, которому дополнительно выделили хороший кусок земли из территории площади (Хлебзавод № 1 по Проспекту, 106). В бывшем Покровском сквере железная дорога в конце 1920-х гг. построила крупный жилой дом (ул. Привокзальная, 4). Плотно застроены были и сады железной дороги. В середине 1930-х было капитально перестроено и здание управления Сталинской железной дороги, которое стало значительно больше и напрочь утратило свой модерновый облик. Исчезли гостиницы, да и уровень магазинов нельзя было сравнивать с дореволюционным. Покровская церковь, хотя еще и стояла, но действовала уже как склад.

В 1941 г. близость станции и моста оказалась для площади роковой. На протяжении августа-сентября как немецкие, так и советские войска с одинаковой интенсивностью разрушали главный транспортный узел города. Бомбежки и артобстрелы превратили застройку площади в руины. Ущерб 1943 г. был значительно меньше просто потому, что разрушить на площади, в принципе, было уже нечего. Из многочисленных зданий чудом уцелели единицы. От некоторых сохранились выгоревшие «клетки», которые были восстановлены после войны. Остальное – превратилось в груды мусора.

Во время восстановительного периода именно грандиозность разрушений позволила немного изменить планировку площади и создать на ней совершенно новый комплекс жилых зданий, строительство которого было начато в 1949 г. с домов управления МВД железной дороги в квартале между улицами Вокзальной и Ленинградской. Позднее были построены жилые дома по ул. Пастера, 12, пл. Островского, 1 и восстановлены дома на Привокзальной. Завершить ансамбль не удалось из-за начав¬шейся борьбы с «архитектурными излишествами».

Именно в послевоенный период площадь получила привычные очертания и транспортную схему с трамвайными и троллейбусными линиями, а также многочисленными автобусными остановками. В конце 1940-х гг. на углу площади и ул. Вокзальной (на месте спортзала СШ № 1) в течение некоторого времени располагался городской автовокзал. Значение площади как транспортной развязки ничуть не уменьшилось с открытием Нового моста, а создания Кайдацкого и Южного здесь попросту не заметили. Магазины, исчезнувшие при послевоенном восстановлении, возродились в 90-х гг.

Несмотря на изменившийся формат и сильно уменьшенные размеры современная площадь имени Николая Островского, как и 100 лет назад является составной частью второго по значению торгового района и крупнейшим транспортным узлом города.


copyright © gorod.dp.ua, ЧАО Сегодня Мультимедиа, ТРК Украина
Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только с разрешения владельца.

О проекте :: Реклама на сайте